В оппозиции
03 июня 2020 г.
Пара впечатляющих дней в Киеве

Максим Блант

Конгресс интеллигенции, о котором столько уже было сказано разными людьми, на мой взгляд, выполнил свою основную задачу — он состоялся. И сложное ли, простое ли, удачное или не очень, но начало этому диалогу уже положено. Как будет развиваться ситуация, вопрос следующий. Острейшее впечатление от Майдана. Из ярких деталей — плакат «Любим русских, Путина — презираем». Девушки наши пошли погулять туда и вошли в контакт с обитателями Майдана. Контакт выглядел следующим образом: «Вы откуда? — Из Москвы. — С Болотной чи с Кремля?» (копирайт Елены Лукьяновой).

Максим Блант

Во время пленарного заседания встает двухметровый боец, который представляется командиром еврейской сотни Майдана. На голове – черная кипа, для тех, кто понимает.

Семен Глузман, в свое время получивший немалый лагерный срок за заочную экспертизу по делу генерала Григоренко, которого проще было признать невменяемым, чем несогласным.

Мустафа Джемилев, накануне 70-летия депортации крымских татар снова оказавшийся между родиной и родиной.

Литератор и переводчик Евген Сверстюк, сказавший мне в интервью, что все национал-освободительные движения начинались с… поэзии.

Невероятная Людмила Улицкая…

Как-то все сплошь – люди, за которых не стыдно. Но, повторюсь, это только начало.

Мне очень нравится идея университета Восточной Европы в Киеве, но ей еще предстоит обрасти «мясом».

Максим Блант

Потом Ходорковский окажется в Донецке. И получит остро негативную реакцию — как на свое появление, так и на слова, которые он произнесет. Те, кто кричат ему: «Ты свою родину продал!», «восстают» против своего украинства тогда, когда им кажется, что у них есть сильный и верный союзник в лице России. Насколько этот союзник силен и верен, им еще предстоит узнать. Дай Б-г, что бы не таким способом, каким об этом узнали зрители «Норд-Оста», школьники Беслана, жители Крымска… Если люди, не желающие сегодня услышать Ходорковского, искренни, то почему они молчали полгода назад? Почему не выходили на свой Майдан раньше? Что изменилось? Догадываетесь? Государство, в котором они жили, утратило силу. Они поняли, что сейчас — можно. Они говорят, что не все измеряется экономикой и демонстрируют нежелание подчиняться действующим правилам. Будет ли у них потом возможность не подчиниться России, если их сильный и верный союзник просто использует их настроения? Посмотрим.

Максим Блант

Впрочем, я хочу вернуться в Россию и задаться вопросом, а с чем мы сейчас остались и к какой степени изоляции мы готовы? И насколько готовы. По некоторым ощущениям, персональные санкции по степени обличения вполне превосходят накал страстей «холодной войны» семидесятых годов. Смешно предполагать, что это коснется только тех, против кого эти санкции направлены. Уже есть немало сигналов, показывающих, что будущие персоны нон грата, раз уж им предстоит таковыми стать, вовсе не готовы становиться париями в отрыве от собственного народа. Я не шучу про «железный занавес», ибо что, чиновникам теперь лучше бы не ездить в некоторые страны, а рядовым гражданам — пожалуйста? Да они этого ни в жизнь не перенесут, а значит, начнут ограничивать любителей поездок. Но это не главное. Главное, что те механизмы, которые существовали досель, тоже начнут рушиться. Нашим решателям судеб кажется, что никто и никогда не сможет отказаться от того сырья, которое мы предлагаем. От тех совместных проектов, которые запускались. Отказываться и впрямь не хотели, долго тянули, но, похоже, начинают об этом всерьез думать. Это будет означать падение уровня жизни в России. Серьезное падение, которое никаким духоподъемом не прикроешь. Что тогда? Каких врагов начнут искать? Где их начнут искать? Боюсь, внутри страны. И это мы проходили в 30 годы 20 века…

Максим Блант

Блистательный Лев Рубинштейн в Киеве задумчиво сказал, что скоро возникнет такой город – Крымнашск. Где-нибудь в районе Магадана… Ага, и пополнять население в этом городе надо будет уже известным способом. Процесс изоляции не может быть остановлен по щучьему веленью на определенной точке. В большом мире сегодня все взаимосвязано. От международных соглашений до экономического климата. Мы не можем изменить общую картину, мы можем из нее выпасть. В километровые очереди, в спецраспределители, в гулкую с утра до вечера пропаганду… И все начинать заново.

Не надо мне морочить голову образом светлого СССР, я там жила, я помню. Большинство неопатриотов считают, что жить они будут, как в плакатном СССР, но при этом иметь изобилие товаров потребления, возможность зарабатывать деньги и прочие приметы нормального бытия. Так не получится. Получится назад, в тотальный дефицит. А тотальное вранье уже началось, и не вчера. Воссоздание великой державы на прежних принципах настолько же реально, как и воссоздание, например, Римской империи. Любые попытки чреваты человеческими жертвами. Готовы ли мы на них? При стопроцентной гарантии, что жертвы эти будут среди наших близких.


Фотографии Максима Бланта














  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.