В оппозиции
24 апреля 2019 г.
Трусцой по старым граблям

ЕЖ/Олендская Мария

Дорогие друзья (по жизни) и френды (по ФБ). Имеется пара вопросов.

Неужто кто-то еще полагает, что Их Величество вдруг прекратят «охоту на ведьм» и поиск «национал-предателей»? Или кто-то надеется, что у взбесившегося принтера закончатся чернила? Или кто-нибудь еще думает, что какие-то санкции утихомирят всю эту шайку?..

Боюсь, оптимистов осталось немного.

И в связи с этим возникает еще один вопросик. Небольшой, но, сдается мне, главный.

Как собираемся дальше жить, дорогие друзья и френды?

Вот об этом хотелось бы поговорить.

Но для начала стоит кое-что вспомнить...

Еще какие-то два года назад фейсбук заполнили бодрые тексты о «пробуждении народа» и близком «конце режима». На московских площадях замелькали белые ленточки. И хотя Их Величество разглядели в тех ленточках лишь презервативы, но некоторые соратнички явно занервничали. Обладавший, в силу своей должности, отменным чутьем тов. Сурков внезапно прозрел и в одном интервью назвал смутьянов с контрацептивами «лучшей частью нашего общества, или, вернее, наиболее продуктивной его частью». А о себе, любимом, заявил (не иначе как с большого перепугу): «И вот тут возникает вопрос — а что мы охраняем? Кто захочет охранять коррупцию, несправедливость? Кто захочет защищать глухую и тупеющую на глазах систему? Никто!»

Дальше цитировать не могу, рука дрожит…

«Лучшая часть общества» воспряла духом и быстро убедила себя, что конец режима не за горами, а народ, вместе с его лучшей (согласно тов. Суркову) частью, ждет не дождется глотка свободы.

Фейсбук радостно загудел.

Но… Но не прошло и двух лет, как выяснилось (о, ужас!), что «простой народ» не то чтобы вполне доволен «тупеющей на глазах системой», но и горячего желания сменить ее не имеет. Особенно если получает в подарок небольшой кусочек соседней страны, столь необходимый ему для душевного спокойствия. Выяснилось также, что этот самый народ в массе своей (почти 70 процентов, кошмар!) готов постоянно слушать откровенное вранье, прекрасно сознавая, что ему врут. Готов, если это нужно для блага Отечества.

Более того! Выяснилось, что немалая часть тех «творцов» и «властителей дум», кто не испытывал, казалось бы, особой нужды целовать взасос портрет Их Величества, ринулись к светлому лику наперегонки, вопя истошными голосами «Крымнаш!!!».

Безудержная радость «лучшей части народа» сменилась безутешной горечью.

Горечь сопровождалась нехорошими словами в адрес Их Величества и продажных «подписантов». Но еще больше нехороших слов — по давней русской традиции — начали метать друг в друга. И мрак воцарился в душах.

Что же, и впрямь конец?..

Не имею ни права, ни желания вставать в позу оракула. Просто давайте попробуем минутку порассуждать без воплей и без соплей. И без плевков друг в друга. Хотя сие, конечно, и трудновато.

Извечный вопрос «Что делать?» уже сильно поднадоел. Но автор этих строчек надеется, что его не закидают каменьями, если он рискнет еще раз подать голос и провякать частное (сугубо частное!) мнение.

Итак.

Во-первых, быть может, стоит перестать подыгрывать Их Величеству и считать себя изгоями. Перестать абсолютизировать словечко «народ» и право любимой власти вещать «от имени народа». То есть четко дать понять всем (в том числе и самим себе), что люди, несогласные с нынешней системой — это неотъемлемая часть того самого народа. (И — если верить тов. Суркову — лучшая его часть.)

Впрочем, тов. Сурков, изучай он прилежно историю, мог бы и раньше узнать, что люди, способные мыслить самостоятельно, предпочитающие законность и свободу произволу и прозябанию, являются движущей силой и потому лучшей частью любого общества. Любого…

Во-вторых, невредно бы закончить посыпать головы пеплом, убеждая самих себя, что людей, несогласных с авторитарной системой, ничтожно мало.

А где и когда их бывает много?.. И кроме того, что значит мало? Пять-шесть процентов? Пусть так. Но и в этом случае речь идет о пяти-шести миллионах. Как минимум…

Ни хрена себе (извиняюсь) мало! Другое дело, что далеко не все они активны и готовы открыто заявить о своей позиции. (Хотя на выборах все ж заявляют — можно увидеть даже при чуровских фортелях.) Так что в «национал-предатели», дядя Вова, следует записать нескольких миллионов. Да-с…

И, кстати, помнить об этом хорошо бы не одному дяде Вове, но и тем, кто впадает в уныние, видя небывалое, казалось бы, единение Вождя и народа. Мало, что ли, было таких «вождей» и таких «единений»?

В-третьих, неплохо бы поменьше демонизировать самого дядю Вову и пугать себя его могуществом. Наш Ужасный, Могучий, Непобедимый тоже ходит в туалет. Честное слово!..

Что же касается «могущества», то стоило бы вспомнить, что свой трон Их Величество получили не только благодаря прилежной учебе в Высшей школе КГБ и усилиям Б.А. Березовского, уговорившего, по слухам, дедушку Ельцина. Троном своим он, как ни странно, во многом обязан и «лучшей части общества». Увы!

Неплохо бы самим демократам (или почитающим себя таковыми) вспомнить, как в 91-м слезли с баррикад, выстроились за спиной царя-батюшки узким клином и десять лет выясняли, кто больший демократ и кто к кому должен присоединиться. А все споры о «единстве демократических сил» крутились вокруг одного судьбоносного вопроса «кто главнее».

Так, может, стоит наконец попробовать чуть смирить гордыню и вместе разобраться с собственным опытом, чтобы снова не бегать трусцой по старым граблям?

Вот обо всем этом, полагаю, нынче самое время подумать. И неплохо бы подумать не в привычном узком кругу политтусовки, а в более широком кругу — на формальных и неформальных встречах, налаживая новые контакты и горизонтальные связи, вырабатывая новые формы взаимодействия и сопротивления.

За прошедшие пятнадцать лет политический ландшафт изменился. Но это вовсе не «начало конца». Это всего лишь новый виток, который предстоит оценить спокойно и трезво, без отчаяния и без иллюзий. Оценить — и начать действовать в соответствии с этой оценкой.

Впереди может быть все, что угодно: очередные безумства власти, очередные пляски депутан, очередная «холодная война» и «железный занавес». Все может быть…

В любом случае времечко грядет не слишком легкое, и задачки предстоит решать не самые простые.

Но жизнь вообще непростая штука. Если речь идет о достойной жизни.



Фотография ЕЖ
















  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.