В оппозиции
24 марта 2019 г.
Российская власть бессмысленна и беспощадна

ЕЖ/Олендская Мария

Нет, конечно, административный арест для трех участников акции протеста 6 мая на Болотной площади – это не самый беспощадный вердикт современного российского суда. Александр Рыклин и Сергей Шаров-Делоне – по 10 суток ареста, Ирина Калмыкова – шесть суток. Но беспощадность измеряется не столько жестокостью приговора, сколько решимостью карать невиновных. А что сутки дали, а не годы, так то вопрос времени. Лиха беда начало!

Власть рефлексивна. Она судорожно боится публичных возражений. Из всех рефлексов сильнее других у нее развит хватательный. Что делать с людьми, которые открыто не подчиняются ее незаконным требованиям? Хватать и наказывать. Либо убивать, либо фальсифицировать судебные дела. Власть и ее судейская прислуга стараются изо всех сил. Им некуда деваться. Вероятно, они чувствуют себя примерно так же, как чувствовали себя нацисты в осажденном Берлине весной 1945 года. Только нацисты спасали свою жизнь, а эти – собственную вольницу и благосостояние.

Возможно, на этот раз они доживут до своего Нюрнберга. Возможно, им не простят нынешнего произвола и беззакония, как простили их предшественникам в 90-е годы. Возможно, они уже не отговорятся, что «тогда время было такое» и «все так поступали».

Потому что время здесь не причем. Потому что поступали «так», далеко не все. Рыклин, Шаров-Делоне и Калмыкова издевательски и нагло осуждены за конституционно допустимую деятельность. Когда-нибудь они придут в настоящий суд со своими постановлениями об административном аресте и спросят с бывших судей Замоскворецкого суда Натальи Чепрасовой и Натальи Сусиной за вынесение заведомо неправосудного решения. Дай бог здоровья и долгих лет жизни этим существам в судебных мантиях, чтобы они в целости и сохранности дожили до настоящего правосудия.

ЕЖ/Олендская Мария

Когда-то за открытое возмущение расстреливали. Потом сажали на долгие годы в лагеря и спецпсихбольницы. Сейчас дают административный арест. Но если кто не заметил, то у нас в стране инволюция. Мы развиваемся в обратную сторону, возвращаемся в беспредельное советское хамство и варварство. Поэтому сегодня самым непокорным – административный арест, завтра – тюрьма, послезавтра – пуля в затылок.

Таков особый исторический путь России. Этакий спецпуть, каким он видится недалеким обитателям Кремля. Но помимо особых и специальных путей у России есть нормальный, современный, цивилизованный путь развития. Со свободой слова, независимыми судами и честно избранным парламентом, с возможностью стоять в одиночном пикете с крамольными плакатами на Болотной площади и устраивать мирные антиправительственные демонстрации в центре любого города.

Однако на этом нормальном общечеловеческом пути возникла серьезная преграда – малопривлекательная куча жуликов и проходимцев, вещающих от имени народа и хватающих всякого, кто с этими проходимцами не согласен. И, тем не менее, кучу эту надо сдвинуть в сторону. Иначе административными арестами дело не ограничится.

ЕЖ/Олендская Мария



ЕЖ/Олендская Мария

ЕЖ/Олендская Мария



Фотографии ЕЖ

















  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.