Запад моргнул первым
21 СЕНТЯБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

…Около недели назад сначала российские десантники, а потом общевойсковая армия высадились в дружественной стране, часть территории которой захватили террористические бандформирования. Нескольких дней хватило 90-тысячному российскому войску, чтобы загнать около 10 тысяч врагов в пустынную местность, а потом уничтожить мощнейшим ударом нескольких десятков самолетов. Нет, это пока не Сирия, это маневры «Центр-2015», чей сценарий, согласимся, сильно напоминает официально несуществующий план поддержки режима Асада. При этом во время маневров в отличие от настоящей войны — победа всегда на нашей стороне. Что не могло не радовать Верховного главнокомандующего, наблюдавшего за разгромом террористов на полигоне в Оренбургской области.

Впрочем, следует признать, что Москва в последние дни добилась существенных успехов и в других маневрах — в дипломатических. В конце концов, международная политика в момент острого кризиса не слишком отличается от детской игры «Кто моргнет первым». Похоже, что в сирийском кризисе Запад снова моргнул первым.

Последние пару недель из Вашингтона едва ли не ежедневно доносились строгие предупреждения в адрес России, которая, по сообщениям печати, ускоренными темпами наращивала свое военное присутствие в Сирии. США совершенно справедливо предостерегали, что одновременное присутствие российских сил и сил западной коалиции в сирийском воздушном пространстве чревато всевозможными инцидентами. В ответ Москва действовала точно так же, как и на Украине: с ухмылкой отрицала военное присутствие и одновременно развертывала под Латакией авиабазу и уже, как следует из заявлений американских официальных представителей, перегнала туда несколько истребителей Су-27. А также развернула зенитно-ракетные комплексы, которые уж точно нельзя применить против террористов «Исламского государства», которые не располагают авиацией.

В итоге нервы не выдержали у Вашингтона. Во-первых, состоялся первый после начала российской операции на Украине телефонный разговор глав военных ведомств России и США. При этом Москва так и не признала факта военного присутствия в Сирии. В результате получилось, что Эштон Картер битый час обсуждал с Сергеем Шойгу «необходимость координации двусторонних и многосторонних усилий по противодействию международному терроризму», как интерпретировал этот разговор официальный представитель российского Минобороны. Чего, спрашивается, стоят после этого грозные американские предупреждения, что российская военная поддержка режима Асада лишь углубляет сирийский кризис?

Дальше — больше. «Президент Обама считает переговоры с Россией важным шагом вперед... Мы надеемся, что они пройдут в ближайшее время и помогут определить различные варианты», — заявил уже госсекретарь США Джон Керри, хотя и оговорился, что позиции Москвы и Вашингтона пока кардинально отличаются. Но на то и переговоры, чтобы позиции сближать, не правда ли?

В российском МИДе радостно отреагировали: «Мы никогда не отказывались от диалога с США, открыты к нему и сейчас по всем вопросам, представляющим взаимный интерес, в том числе по Сирии», — заявила директор департамента информации и печати ведомства Мария Захарова.

Еще до начала переговоров Запад, похоже, стал смягчать позицию по самому острому вопросу: об отношении к режиму Асада. Тот же Керри заявил, что Россия и Иран должны уговорить сирийского правителя сесть за стол переговоров с умеренной оппозицией. Целью переговоров, по мнению Вашингтона, должен быть уход диктатора. Однако Керри тут же оговорился: США не требуют, чтобы был установлен конкретный месяц или день ухода. И это дает широчайшие возможности ведения таких переговоров до бесконечности.

Довершает картину сообщение немецкой газеты Bild am Sonntag. По данным издания, делегации Центрального разведывательного управления США и Службы внешней разведки России на прошлой неделе провели встречу в Москве. Целью переговоров было обсуждение сотрудничества РФ и США в Сирии. Издание сообщает, что Вашингтон в будущем намерен с помощью разведывательной деятельности поддерживать военные действия Москвы против террористической группировки «Исламское государство» в Сирии. Честно сказать, не очень уверен, что такая встреча имела место. Но если так, то следует констатировать: сотрудничество уже началось. Если встречи не было, очень любопытно, кто дал утечку. Не думаю, что американцы.

Таким образом, Москве удалось, по крайней мере, начать успешный прорыв из международной изоляции, которая стала следствием российской интервенции на Украине. Взвинтив ставки вокруг Сирии, Кремль добился статуса важнейшего игрока, без которого Запад просто не может обойтись. Сначала переговоры об условиях ухода Асада, потом договоренности о продолжении поставок оружия сирийской армии, и так до бесконечности. На наших глазах фактически повторяется история с уничтожением химического оружия. Пройдет много месяцев, но однажды российский представитель потребует плату за свои бесценные услуги. А именно: потребует от Запада забыть про Крым…

Как бы то ни было, Владимиру Путину уже не придется скучать в одиночестве в Нью-Йорке, как это было на встрече «двадцатки» в Австралии. К его речи на Генассамблее ООН 28 сентября гарантировано всеобщее внимание. Уверен, что еще вчера Лавров и Шойгу конечно же доложили Путину, что кишка, как и предполагалось, у Запада оказалась тонка. Сделав решительный шаг по сдерживанию России, приняв решение о размещении в странах Балтии, Польше и Румынии военных контингентов, Запад, думаю, впечатлил Кремль своей решительностью. Но тут же, как видим, отыграл назад, показав, что не готов рисковать жизнями своих военных в Сирии. В отличие от Путина. И это может спровоцировать Москву на новые авантюры. Ведь Кремль уверен в своем праве расходовать жизни военнослужащих во имя укрепления статуса великой державы.

А Запад не может перестроиться, понять, что новая холодная война всерьез и надолго. И речь не о том, что не следует вести с Москвой переговоры. Наоборот, уже сейчас надо думать о новых мерах военной безопасности. Но Запад обречен учиться говорить на языке, понятном Путину, языке, сигналы на котором не допускают двойных трактовок. Для этого нужна, разумеется, политическая воля. И похоже, это задача уже для будущих западных лидеров. Нынешние явно не справляются…

 

 Фото: Россия. Оренбургская область. 19 сентября 2015. Министр обороны РФ Сергей Шойгу, начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ, первый заместитель министра обороны РФ, генерал армии Валерий Герасимов, президент РФ Владимир Путин, губернатор Оренбургской области Юрий Берг и полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе (ПФО) Михаил Бабич (слева направо) на полигоне "Донгузский" во время стратегических командно-штабных учений российской армии "Центр-2015". Михаил Метцель/ТАСС












  • Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.

  • "Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.

  • Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Автократы всех стран, соединяйтесь!
29 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Военной хунте в далекой Мьянме (в прошлом Бирме) потребовалась срочная международная поддержка. Хотя поначалу все шло как обычно. Тамошним генералам решительно не понравились результаты выборов. Партия, которую они поддерживали, оказывалась в абсолютном меньшинстве. Не спасало даже то, что по специфическому законодательству этой страны главнокомандующий вооруженными силами наделен правом назначать в парламент 166 военнослужащих (около четверти депутатов). В этих условиях военные, понятное дело, совершили переворот, арестовали победителей, обвинили их в коррупции, пообещали неизвестно когда провести другие выборы, справедливые и честные.
Прямая речь
29 МАРТА 2021
Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.
В СМИ
29 МАРТА 2021
"Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.
В блогах
29 МАРТА 2021
Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.
Идет война «ментальная», холодная война
25 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В умах российских начальников чем дальше, тем больше обнаруживается любопытный поворот. Еще недавно, говоря о противостоянии коварному Западу, они вели речь о количестве ядерных боеголовок и боеспособности вооруженных сил. И вскоре обнаружилось очевидное противоречие. Если принять на веру следующие по еженедельному графику победные рапорты военачальников, то из них следует: страна надежно защищена. Нужно успокоиться и взяться за что-нибудь другое. Нацелиться на одержание победы над США и Гейропой в какой-то иной области, кроме чисто военной. Например, сосредоточиться на качестве жизни подведомственного населения, на медицине и образовании, создании привлекательной картины будущего, наконец.
Прямая речь
25 МАРТА 2021
Сергей Цыпляев: Ментальная сфера вообще-то не то, чем должны интересоваться военные, у них должны быть другие направления работы.
В СМИ
25 МАРТА 2021
«Московский комсомолец»: В Минобороны заявили о развязывании США "ментальной" войны против России
В блогах
25 МАРТА 2021
Иван Беляев: Уходили комсомольцы на ментальную войну.
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.