Украина
14 апреля 2021 г.
Переговоры в Париже. Задача — вытащить рыбу на сушу
4 ОКТЯБРЯ 2015, ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ

ТАСС

В минувшую пятницу в Париже лидеры Украины, России, Германии и Франции провели очередной раунд переговоров в формате так называемой нормандской четверки. Свою точку зрения по поводу значения этой встречи на страницах «Ежедневного журнала» высказывает журналист и публицист Виталий ПОРТНИКОВ:

 

Комментаторы, пытающиеся понять, о чем можно договориться с Владимиром Путиным, забывают об одном простом факте: сами переговоры на политическом поле — это уже достижение.

Потому что Путин предпочитает войну. На украинском политическом поле он давно проиграл, как, между прочим, и на сирийском. Именно потому, что его совершенно не интересовал уровень поддержки гражданами режима Виктора Януковича и не интересует уровень поддержки режима Башара Асада, он начинает военные действия. Аннексия Крыма, война на Донбассе — это смесь военных действий и сигналов. Сигналов о том, что Украине никогда не решать свою судьбу самостоятельно. И если России не хватает аргументов, доказательств правильности своей трактовки исторических фактов и интеграционных призывов, то танков и ракет у нее хватит на всех.

Именно поэтому главная задача Ангелы Меркель и Франсуа Олланда — вытащить рыбу на сушу. И пусть она там себе хорохорится и сохнет. Суша для Путина — это политическое поле. Поле, на котором он неизменно проигрывает.

На встречу в Париже российский президент захватил с собой аквариум сирийской авантюры и смог в нем вдоволь поплескаться, пока не пришел Порошенко и не начались переговоры по существу. Переговоры по украинскому кризису — это уже, конечно, суша. Конечно, эта суша больше напоминает топь, чем нормальную дорогу. Но все равно уже не поплаваешь.

Меркель и Олланд стараются не дать Путину возможность вернуться на военное поле. Тех, кто считает, что это вообще не проблема, что украинская армия все равно «дала бы ему по зубам», хочу вернуть к событиям недавнего прошлого, когда оказалось, что у этой армии просто нет ресурсов противостоять спланированной агрессии. Да даже если бы такие ресурсы нашлись — что представляла бы собой Украина, превратившаяся в поле сражений? Сколько ее граждан хотели бы воевать и сколько — хотели бы остаться в стране после войны, если даже сейчас, в мирное время, Украину покидают сотни тысяч экономических мигрантов?

Патриотизм — замечательное подспорье ресурсным возможностям и тотальной мобилизации нации. Когда нет ни того, ни другого, патриотизм буквально за несколько дней оборачивается банальным коллаборционизмом. Примеров этого в истории сколько угодно, но я — раз уж речь идет о встрече в Париже — вспомню патриотическую Францию, готовую сражаться с Гитлером до победного конца и приветствовавшую через несколько недель сражений позорный режим маршала Петена. Когда я думаю об украинских политиках, я всегда ищу среди них этого потенциального маршала — причем ищу отнюдь не в «оппозиционном блоке» или в московской эмиграции, а среди самых что ни на есть патриотичных патриотов.

Только со временем мы поймем, чем Меркель и Олланд удерживали Путина от войны — угрозой усиления санкций, увещеваниями, психотерапией, обещаниями возобновить сотрудничество в случае окончания конфликта. Но со своей задачей они справляются — вопреки тем, кто считает их соглашателями и тайными союзниками Кремля, и вопреки тем, кто считает их американскими марионетками и врагами собственного бизнеса. Собственно, и тех, и других объединяет друг с другом — как и с российскими шовинистами и украинскими «диванными патриотами» — одно-единственное слово — безответственность.

А Меркель и Олланд — ответственные политики. Политики, которые знают, что рыба на суше рано или поздно задохнется.



Фото: Франция. Париж. 2 октября 2015. Федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент России Владимир Путин, президент Украины Петр Порошенко и президент Франции Франсуа Олланд (слева направо на первом плане) во время неформальной встречи. Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС












  • Константин фон Эггерт: Чем дольше продолжается нынешнее противостояние, тем выше шанс, что какой-то открытый конфликт всё-таки произойдёт. Никто не хочет выглядеть слабым в этой ситуации

  • Коммерсант: ...не покидает ощущение, что и Киев, и Москва только имитируют нагнетание обстановки, вовсе не стремясь к настоящим боевым действиям...

  • Георгий Кунадзе: Тишайшие европейцы предпочитают не огорчать Россию, полагая что худой, но привычный и взаимовыгодный мир с ней всяко лучше доброй ссоры. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вероятность войны возрастает с каждым часом
13 АПРЕЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В последние дни представители западного истеблишмента – главы государств и правительств, министры обороны, руководители администраций, депутаты парламентов – участвуют в некоем флешмобе. Все они поочередно «выражают серьезную обеспокоенность» по поводу концентрации российских войск фактически по всему периметру российско-украинской границы. Канцлер ФРГ Меркель, то в компании с французским президентом Макроном, то одна, проводит с Владимиром Путиным какие-то переговоры. Президент Турции Эрдоган принял президента Украины Зеленского и по итогам этой встречи прямо заявил, что Турция не признает аннексированный Крым российским. 
Прямая речь
13 АПРЕЛЯ 2021
Константин фон Эггерт: Чем дольше продолжается нынешнее противостояние, тем выше шанс, что какой-то открытый конфликт всё-таки произойдёт. Никто не хочет выглядеть слабым в этой ситуации
В СМИ
13 АПРЕЛЯ 2021
Коммерсант: ...не покидает ощущение, что и Киев, и Москва только имитируют нагнетание обстановки, вовсе не стремясь к настоящим боевым действиям...
В блогах
13 АПРЕЛЯ 2021
Георгий Кунадзе: Тишайшие европейцы предпочитают не огорчать Россию, полагая что худой, но привычный и взаимовыгодный мир с ней всяко лучше доброй ссоры. 
Когда все готовятся к войне, для мира шансов мало
8 АПРЕЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Я не раз писал о том, что нет ничего проще, чем предсказывать действия российской власти. Нужно игнорировать любые разумные доводы и аргументы и просто считать наихудший сценарий развития событий самым реальным. Так ваш покорный слуга почти месяц назад предположил, что в отсутствии сколько-нибудь действенных инструментов давления на страны Запада Москва начнет шантажировать их угрозой возобновления широкомасштабных боевых действий на Украине. Именно это и происходит в настоящее время. Министр обороны Сергей Шойгу объявил о «проверках», которыми в ближайшие пару недель будут охвачены все Вооруженные силы. 
Прямая речь
8 АПРЕЛЯ 2021
Андрей Колесников: ...если допустить, что концентрация войск на границе призвана, к примеру, отвлечь внимание от Навального, то это не работает...
В СМИ
8 АПРЕЛЯ 2021
«Коммерсант»: Развитие событий начинает напоминать ситуацию, которая в 2008 году сложилась перед войной в другом конфликтном регионе — в Южной Осетии.
В блогах
8 АПРЕЛЯ 2021
Георгий Александров: «Если война обязательно должна случиться, пусть она произойдёт на нашем веку, а не при жизни наших детей»...
Может быть, завтра – война
18 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Новая война на Украине, о которой столько раз говорили в Киеве, становится все более вероятной. Признаюсь, я испортил отношения со многими украинскими коллегами, которые регулярно просили прокомментировать звучавшие едва ли не еженедельно заявления тамошних политиков и военных о том, что не сегодня-завтра Москва начнет новую агрессию. Приходилось объяснять, что войны не начинаются с бухты-барахты. Нужны существенные причины. Кроме того, необходима пропагандистская обработка населения. Это не говоря уже о развертывании вооруженных сил. И вот сейчас приходится констатировать: предпосылки, что Кремль может решиться на новую войну, нарастают, как снежный ком.
Прямая речь
18 ФЕВРАЛЯ 2021
Владимир Фесенко: Каким образом обострение отношений между Евросоюзом и Москвой имеет отношение к войне на Донбассе? Я никакой прямой связи не вижу.