Итоги года
20 апреля 2021 г.
Итоги года. Одна война сменить другую спешит…
8 ЯНВАРЯ 2016, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

В конце XIX века Герберт Спенсер выделял два типа государств по их устройству: державы «индустриальные», чьи нормы, законы и институты направлены на мирное экономическое усовершенствование на благо членов общества. И державы воинственные – те, чье существование сугубо обеспечивается ведением войн. К числу последних он относил тогдашнюю африканскую Дагомею (давно и навсегда исчезнувшую с карты мира) и тогдашнюю Россию. По странной причуде исторического развития спустя сто с лишним лет и сегодняшнее российское, путинское, государство, как во внутренней, так и во внешней политике целиком завязано на войну. Его, государства (понятное дело, о народе речи не идет), благополучие и даже само существование зависит от перманентной войны. Эта самая война уже перестала быть продолжением политики – она и есть та единственная политика, которую сегодня может и хочет проводить Кремль. 

Поэтому весь минувший год Россия со странной планомерностью перемещалась из одной войны в другую. Казалось, что кто-то решил до точности, до деталей воплотить оруэлловскую антиутопию: один месяц воюем с «Евразией» и проводим пятиминутки ненависти в отношении этой империи, потом забываем о ней и переключаемся на войну с «Остазией» и по вечерам Соловьев трясется в священной ненависти к этой стране.

Вспомним 2015-й. Он начался войной на Донбассе, штурмом Дебальцево. Казалось, что победа близка. Однако выяснилось, что ресурсов для победного финиша недостаточно. Войска были измотаны годичным стоянием на границе. Дело дошло до того, что пришлось перебрасывать танковый батальон из Бурятии. Западные санкции вкупе с членами кооператива «Озеро» разносили отечественную экономику вдребезги. Ресурсов для того, чтобы второй раз разыграть крымский сценарий, уже не было. В итоге Путин подписал вторые Минские соглашения, которые фактически замораживали донбасский конфликт. Расчет был на то, что слабый Запад посчитает «украинский вопрос» исчерпанным, постарается забыть побыстрее аннексию Крыма. Этого не произошло. Потребовалось куда более сильное средство: новая война.

Кремль не замедлил начать ее подготовку. Надо сказать, Путин довольно индифферентно наблюдал почти пять лет за долгой агонией сирийского наследственного диктатора Башара Асада. При этом главный российский начальник твердо уверен, что любой, кому удалось захватить власть в какой-то стране, уже поэтому легитимен. Он искренне полагает, что народ, который пытается избавиться от диктатора, действует исключительно по наущению ЦРУ. Однако никаких серьезных попыток вмешаться в конфликт Москва не предпринимала (если не считать операцию по уничтожению сирийского химоружия, которая была нужна не столько для спасения Асада, сколько для самоутверждения Кремля). Более того, довольно ловко использовала гражданскую войну в этой стране в собственных интересах, вполне успешно выпихивая туда радикальных исламистов из северокавказских республик. Решение о бомбежках не было никак связано с жизненными интересами России. За исключением одного – необходимостью любым способом заставить западных лидеров общаться с Путиным. Украинский клин решено было вышибить клином сирийским.

И это замечательным образом удалось. В результате четырех тысяч боевых вылетов, совершенных российской авиацией, у главного российского начальника просто нет отбоя от зарубежных визитеров. Недавно вот даже госсекретарь США заезжал и клялся, что Вашингтон ни сном, ни духом не желал изоляции России. Таким образом, российские бомбардировщики и штурмовики могут дальше долбить сирийскую пустыню, позволяя чиновникам Минобороны ежедневно докладывать о сотнях уничтоженных командных пунктов (один Бог знает, каким количеством террористов с этих объектов можно командовать), складов вооружений и нефтяных караванов. Участие России в сирийской войне создает столько проблем Западу, что Путин гарантированно будет в центре всемирного внимания. Впрочем, по ходу операции выяснилось несколько неприятных моментов, которые, впрочем, не имеют для Кремля решающего значения. Во-первых, за возможность разговаривать через губу со всякими там обами-олландами пришлось платить жизнями российских граждан. Сначала жизнями несчастных пассажиров авиалайнера, взорванного террористами над Синаем (российским властям удалось замазать причинно-следственную связь между бомбежками и гибелью ни в чем не повинных людей, но это совсем не означает, что такой связи не существует), а потом жизнями наших военнослужащих, погибших в результате атаки турецкого истребителя.

Наконец, в результате выдающихся успехов российского оружия в Сирии эта война едва не переросла в широкомасштабную войну. Так получилось, что замечательный дипломатический ход России с началом военных действий на Ближнем Востоке спутал сложные расчеты «турецкого Путина» – президента Эрдогана. И тот ответил точно в путинском силовом стиле – атакой на российский бомбардировщик. В результате наша страна оказалась в полушаге от войны. Не с Турцией, а с блоком НАТО. Со всеми вытекающими последствиями.

Все эти успехи отечественной внешней политики были обеспечены новым состоянием российских Вооруженных сил. В результате сердюковских реформ, фактического отказа от концепции массовой мобилизации Кремль получил в свое распоряжение несколько десятков боеготовых соединений, способных приступить к выполнению приказа через несколько часов после его получения. Еще 25 сентября некий анонимный источник в путинской Администрации на голубом глазу утверждал: никаких намерений предпринимать военные действия в Сирии у Москвы нет. Но уже 30-го начались воздушные удары. Высокая степень стратегической мобильности дополняется еще одним качеством, в котором Путин превосходит любого западного лидера. Речь о скорости принятия решений. «Конечно, у Путина гигантское преимущество, — без тени иронии констатировал высокопоставленный американский генерал, занимающий высокий пост в НАТО. — С кем Владимир Путин должен советоваться, если он хочет куда-нибудь отправить войска? С одним человеком – Путиным. А мне надо уговорить лидеров трех десятков стран». При принятии решения главный российский начальник действительно не озабочен никакими сдержками и противовесами. В России отсутствует парламент, пресса и общественное мнение.

ТАСС

Но именно сейчас становится очевидной и обратная стороны этой эффективности. Решая грошовые задачи по удовлетворению амбиций лидера, Россия влезла в конфликт, о котором она имела более чем смутные представления. Уже подсчитано, что Владимир Путин на пресс-конференции 11 раз произнес «не знаю».

«Был ли интерес третьей стороны в том, чтобы Турция сбила российский бомбардировщик?» – «Не знаю».

«Нужна ли России военная база в Сирии?» – «Да я вообще не знаю, нам нужна там база или нет».

«Отношения с Турцией испорчены. Что дальше?» – «Не знаю, как мы выйдем из этой ситуации…»

А еще он был не в курсе, что российские самолеты бомбили этнических турок в Сирии.

То есть человек, который единолично и без всякого контроля со стороны каких-либо институтов принимает решения об использовании Вооруженных сил, не обладает, увы, ни исчерпывающей информацией, ни необходимой компетентностью. 

И это чем дальше, тем опаснее. Путин уверенно ведет страну к новой «холодной войне». В этой войне у России нет ресурсов, которыми обладал СССР: ни населения, из которого можно сформировать многомилионную армию, ни союзников, ни промышленности, которая способна начать массовое производство вооружений, ни финансов, которые могли бы обеспечить военное противостояние. Что осталось? Ядерное оружие. И Кремль намерен максимально использовать ядерный фактор в своей политике. Когда подобострастнейший Соловьев робко спрашивает Путина: «А война будет?», главный начальник тут же уточняет, что о глобальной войне речи пока что не идет. Но при этом пускается в рассуждения, из которых следует, что использование ядерного оружия для него – одна из возможностей: «Я не считаю, что мы на грани какого-то апокалипсиса, потому что люди все-таки умные, везде умные — и в Европе, и за океаном, в Азии. Как только они почувствуют, что реально сбой пошел, мне кажется, они тоже должны сориентироваться». Кремлю просто позарез надо, чтобы Запад поверил в готовность Путина применить ядерное оружие. Недели не проходило в 2015-м, чтобы Москва не поминала про свой ядерный потенциал. Вспомним хоть организованную телеутечку об атомной суперторпеде «Статус-6», которая через трое суток после запуска должна превратить в радиоактивную пустыню побережьеСША. Собственно говоря, ядерный шантаж – не более чем следующий этап использования военных средств в политических целях. Кремль находит выход из противоречий в войне. Будем надеяться, что следующая не будет ядерной…    



Фото:
1. Сирия. 21 ноября 2015. Бомбардировщики-ракетоносцы Ту-22 Дальней авиации Военно-космических сил России во время нанесения удара по объектам террористической группировки ИГ. Снимок с видео. Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС
2. Сирия. Фугасная авиационная бомба ФАБ-250 с надписью "За наших" на фронтовом бомбардировщике Су-34 Воздушно-космических сил России перед вылетом для нанесения удара по объектам террористической группировки ИГ с авиабазы "Хмеймим". Снимок с видео. Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС













  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • 2020 в фотографиях СМИ: главные фотографии 2020 года по версии редакций «Медузы», «Дождя», «Коммерсанта»

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Со мной все ясно
9 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично. Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем. В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0»
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.