Терроризм
22 января 2021 г.
По законам предвыборной войны
29 ДЕКАБРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

На следующий день после взрыва в камере хранения в магазине «Перекресток» в Санкт-Петербурге президент Путин сообщил россиянам, что это был теракт и он уже дал спецслужбам команду «в плен никого не брать, ликвидировать бандитов на месте». Правда, главное управление Следственного комитета по Санкт-Петербургу возбудило уголовное дело не по статье 205 («Теракт»), а по статьям 30 и 105 ч. 2 УК РФ («Покушение на убийство двух и более лиц общественно опасным способом»). Президенту, конечно, виднее…

Требование президента «не брать пленных» должно понравиться ядерному избирателю Путина, поскольку точно соответствует имиджу мачо, с которым он шел на свою первую президентскую кампанию в 2000 году. Тогда формированию этого имиджа немало поспособствовало данное им за несколько месяцев до выборов обещание «мочить в сортире» террористов.

Мертвый террорист – существо выгодное во всех отношениях. И главная выгода вовсе не в том, что он, будучи мертвым, не причинит больше никому зла. Главная выгода в том, что, став мертвым, террорист становится необыкновенно молчаливым. Не сможет ничего рассказать на суде и следствии. Не приведет доказательств своей невиновности, если он на самом деле убит по ошибке или по злому умыслу. Не сдаст своих соучастников из числа оборотней в погонах, если они вдруг имеются. Во время теракта на Дубровке в 2002 году были убиты все до единого террористы. Большинство из них были убиты выстрелами в затылок, когда они уже были без сознания под действием усыпляющего (отравляющего) газа.

Во время войны пленный может стать важным источником информации, «языком». У Путина все войны носят предвыборный характер и не прекращаются ни на минуту вот уже 18-й год. А на предвыборной войне информация от пленных только мешает, поскольку главный противник – собственное население. Все те, с кем вроде бы Путин воюет, будь то террористы, или сирийский и украинский народы в целом – это все средство для победы над главным врагом – глубоко им ненавидимыми россиянами. Поэтому и «языки» в предвыборной войне Путину не нужны, они только мешают создавать «правильную картину», то есть врать.

После теракта в питерском метро 3.04.2017 в СМИ появились сообщения, указывающие на множество нестыковок в версии следствия. Стали высказываться гипотезы, что это не теракт, а провокация, организованная самой властью. По аналогии со взрывами жилых домов осенью 1999 года, когда  гипотеза о том, что это дело рук ФСБ была подкреплена фактами, в том числе историей с «рязанским сахаром». В ситуации со взрывом в питерском «Перекрестке» никаких фактов, свидетельствующих о причастности власти, никто не приводит, но, тем не менее, такая гипотеза гуляет по социальным сетям.

И ее авторов сложно упрекать в конспирологичности мышления. Все дело в репутации. Когда случается теракт в Лондоне, только тяжело больной человек может обвинить в его организации Терезу Мэй или Елизавету II. Даже самые жесткие оппоненты Макрона или Меркель не обвиняют их в организации терактов. В любых грехах в диапазоне от неэффективности до нечистоплотности, но не в спланированном убийстве собственных граждан под видом теракта ради политической выгоды. Репутация Путина складывается из двух компонентов: из его собственных поступков и из кредитной истории той конторы, принадлежностью к которой он так гордится. И благодаря этой «композитной» репутации, которая, кстати, уже признана в мире, Путин будет находиться в числе первых подозреваемых в любой крупной гадости, совершенной на планете Земля. Тут некого винить, поскольку он эту репутацию зарабатывал всей своей жизнью.

 



ТАСС

Фото: 1. Россия. Москва. 28 декабря 2017. Президент РФ Владимир Путин (в центре на первом плане) на встрече с военнослужащими Вооруженных сил РФ, принимавшими участие в антитеррористической операции в Сирии, в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС
2. Россия. Санкт-Петербург. 27 декабря 2017. У супермаркета "Перекресток" на площади Калинина, где произошел взрыв. В результате происшествия пострадали люди. Александр Демьянчук/ТАСС












  • Алексей Малашенко: У меня всё равно остаётся надежда, что возможности для корректировки и восстановления договора о ядерной программе остаются...

  • "Коммерсант": Если Тегеран отреагирует жестко, это может дать уходящей американской администрации повод применить против него силу.

  • Борис Жуйков: Израиль – замечательная и современная страна. Там живет фантастически красивый и талантливый народ. Но внешняя политика государства зачастую выглядит первобытной.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Совсем не идеальное убийство
30 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Один из руководителей иранской ядерной программы Мохсен Фахризаде был убит недалеко от Тегерана в результате идеально спланированного и осуществленного теракта. Как следует из сообщений иранских СМИ, Фахризаде был застрелен из пулемета, установленного в стоявшем на обочине грузовике. Причем пулемет  управлялся дистанционно. Остается загадкой, почему Фахризаде, прекрасно знавший, что он может стать жертвой покушения (ранее в результате терактов погибли несколько иранских физиков), почему-то покинул в момент нападения свой бронированный автомобиль. Грузовик, с которого велся обстрел, был сразу же взорван. Человек, которому он принадлежал, покинул Иран еще месяц назад.
Прямая речь
30 НОЯБРЯ 2020
Алексей Малашенко: У меня всё равно остаётся надежда, что возможности для корректировки и восстановления договора о ядерной программе остаются...
В СМИ
30 НОЯБРЯ 2020
"Коммерсант": Если Тегеран отреагирует жестко, это может дать уходящей американской администрации повод применить против него силу.
В блогах
30 НОЯБРЯ 2020
Борис Жуйков: Израиль – замечательная и современная страна. Там живет фантастически красивый и талантливый народ. Но внешняя политика государства зачастую выглядит первобытной.
Современная религиозная война в Европе
30 ОКТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда террористу, зарезавшему в Ницце троих прихожан церкви Нотр-Дам, оказывали медицинскую помощь, он продолжал кричать «Аллах Акбар!». Этот момент воплотил в себе многие особенности современной религиозной войны в Европе, когда люди, сбежавшие от преследований или просто от плохой жизни в мусульманских странах, испытывают ненависть к стране, их приютившей, и убивают людей, которые не сделали им ничего плохого. Серия октябрьских терактов во Франции, жертвами которой стали несколько человек, это лишь одно из проявлений той религиозной войны, которую исламский мир ведет против Европы и ее ценностей. 
Прямая речь
30 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Малашенко: Мы видим развитие давнишнего конфликта, принимающего самые разные формы, в котором участвуют самые разные политические деятели.
В СМИ
30 ОКТЯБРЯ 2020
Коммерсант: После заявлений президента Франции Эмманюэля Макрона о кризисе ислама мусульманский мир объявил бойкот французским товарам.
В блогах
30 ОКТЯБРЯ 2020
Abbas Gallyamov: Заметил, что многим мусульманам не нравится, когда ислам называют «религией террористов». Им бы сейчас с осуждением этих французских фанатиков выступить.
От чего охраняют охранники
24 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
У человека, который попытается понять, что происходит с внутренней безопасностью в России, неизбежно зайдет ум за разум или, говоря по-научному, случится когнитивный диссонанс. С одной стороны, правоохранители (МВД, СКР, Росгвардия, ФСБ, ФСО, ФСИН) числом около полутора миллионов человек (то есть каждый пятнадцатый россиянин, включая стариков и младенцев) день и ночь бдят, охраняя нашу безопасность. Их деятельность настолько важна, что президент прямо дает указание беспощадно карать даже за намек на сопротивление. И вот уже полицейский на голубом глазу рассказывает на суде, в какой страшный испуг повергло его «твердое шуршание» брошенной, но не долетевшей до него пустой пластиковой бутылки. 
Прямая речь
24 ДЕКАБРЯ 2019
Алексей Кондауров: ...в такой ситуации правоохранительным органам сложно начать действовать оперативно. Вооружённый человек стреляет и прячется.