Итоги года
21 января 2019 г.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны. При этом нельзя не признать, что сирийская операция продемонстрировала новые качества российской армии, полученные в результате сердюковских реформ, плоды которых Сергей Шойгу существенно преумножил. Речь прежде всего о способности к быстрому развертыванию. Группировка Вооруженных сил РФ появилась на Ближнем Востоке буквально в считаные дни. К тому же российские военные смогли максимально использовать те преимущества, которые определялись спецификой этого театра военных действий. В первую очередь тем, что у противника не было вовсе средств ПВО. В этих условиях удалось уйти от необходимости широкомасштабной наземной операции. Разработчики операции сконцентрировались на организации массированных ударов с воздуха. При этом в условиях многолетней гражданской войны в стране практически не осталось объективных источников информации, которые были бы признаны международным сообществом. И это позволило Москве бомбить все что угодно, презрительно отмахиваясь от любых обвинений в гибели тысяч мирных жителей.

При этом Россия участвовала и в наземных операциях. Сейчас Москва уже открыто признает, что во всех подразделениях сирийской армии действовали оперативные группы российских советников, которые брали командование на себя. То же самое можно сказать и о центральных органах военного управления Сирии, где отечественные военные и планировали боевые действия, и руководили ими. Наконец, в самых важных боях решающую роль играли наемники из «группы Вагнера». В результате, мало того, что российское Минобороны регулярно рапортовало об освобожденных от террористов территориях, оно получило формальную возможность не сообщать о потерях, которые, конечно же, превышали официально признаваемые – погибшие не проходили официально по спискам военного ведомства.

Может показаться, что Кремлю удалось реализовать голубую мечту каждого автократа – провести «маленькую победоносную войну». Которую при этом можно начинать и заканчивать по собственной прихоти. Однако в действительности салюты по поводу сирийской победы устраиваются над развалинами. Речь не только о том, в руинах лежат города этой ближневосточной страны. В руинах – российская внешняя политика. Уместно напомнить: вступление российской военной группировки в сирийскую войну осенью 2015 года неслучайно совпало с речью Владимира Путина на Генассамблее ООН. Его тогдашние призывы к созданию всемирной антитеррористической коалиции были попыткой выйти из жесткой международной изоляции, в которой Кремль оказался в результате аннексии Крыма и «секретной» войны на Донбассе. Вступление в новую войну было попыткой исключить повторение унижения, которое случилось с Путиным на саммите G-20 в австралийском Брисбене, когда никто из лидеров ведущих стран не пожелал сидеть с ним за одним столом.

Поначалу казалось, что уловка сработала: в Москву зачастили министры и премьеры стран Запада. Даже Обама – полный путинский антипод – был вынужден скрепя сердце встречаться с российским президентом. Ну, чтобы как минимум договориться об общих правилах поведения в сирийском небе для самолетов международной коалиции и российских пилотов. Однако чем дальше, тем яснее становилось – Путин и в сирийском вопросе останется Путиным. Кремль будет беспрестанно лгать, манипулировать, подтасовывать. Россия, к примеру, заблокировала резолюцию Совбеза о продолжении расследования о применении режимом Асада отравляющих веществ. При этом Москва сочла неприемлемыми выводы международных экспертов из Организации по запрещению химического оружия.

И теперь не проходит недели, чтобы представители Минобороны и МИДа не заявили, что уже после «нашей» победы (о том, что поддерживаемые США силы оппозиции взяли столицу террористов – Ракку, российские пропагандисты помалкивают) злокозненные американцы собирают уцелевших после бомбежек террористов, дабы пополнить ряды антиасадовской вооруженной оппозиции. Вместо ожидавшегося сотрудничества, которое, согласно планам Кремля, позволило бы «заиграть» необъявленную войну против Украины, операция в Сирии обернулась новой конфронтацией с Западом. Таким образом, даже победная война не помогла выйти из изоляции. Новая встреча G-20 (а это единственный международный формат, в рамках которого Путин еще сохраняет возможность контактировать с западными партнерами), проходившая во вьетнамском Дананге, обернулась новыми унижениями. Дональд Трамп, на которого в Москве возлагали большие надежды, не счел возможным встречаться с российским президентом.

Уже в первые недели его пребывания в Белом доме выяснилось, что никакой «большой сделки» между Москвой и Вашингтоном не предвидится. Напрасно думцы пили шампанское. Ставшие известными факты о попытках вмешательства российских «государственных структур» в американские выборы вызвали такую волну возмущения, привели к созданию сразу нескольких комиссий Конгресса и назначению специального прокурора. Расследование уже стоило карьеры нескольким ближайшим сотрудникам Трампа, замеченным в контактах с русскими. Все это сделало «токсичным» все, что исходит из Кремля. Сегодня в принципе исключена возможность сколько-нибудь серьезных российско-американских контактов. Вместо содержательных консультаций стороны обмениваются взаимными обвинениями. Это происходит, например, с обсуждением проблем, связанным с реализацией подписанного 30 лет назад Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Российский президент не реже раза в неделю рассказывает о том, что в развернутых коварными американцами пусковых установках системы ПРО в Румынии можно разместить крылатые ракеты «Томагавк». Обвинения сугубо надуманные. Непонятно, зачем к нескольким тысячам этих ракет, легально находящихся на кораблях 6-го флота, добавлять еще два десятка таких же ракет, тайком размещенных на суше. Взаимное доверие между двумя ведущими ядерными державами опустилось гораздо ниже нуля. Никаких перспектив улучшения этих отношений не предвидится. Более того, отечественные бизнесмены с ужасом ждут февраля следующего года, когда американские спецслужбы должны представить Конгрессу список олигархов, поддерживающих Путина. Если против фигурантов списка будут введены полномасштабные санкции, включающие арест активов и запрет использования американской финансовой системы (что означает запрет на использование большинства иностранных банков), это грозит катастрофой для держателей общака кооператива «Озеро».

Не помогает даже то, что сегодня обе страны столкнулись с общими угрозами безопасности. Самая главная неприятность 2017 года – в мире появилась новая ракетно-ядерная держава. Это – КНДР, с лидером, степень вменяемости которого неизвестна. Ким Чен Ын проигнорировал ультиматумы Вашингтона и решения Совета Безопасности ООН. Москва изо всех сил намекала на то, что пользуется особым влиянием на Пхеньян, однако тот не обратил ровно никакого внимания на российские увещевания. Не смог Кремль воспользоваться и тем, что на глазах реализуется давняя, еще советская мечта наших дипломатов – благодаря эскападам Трампа серьезно нарастают противоречия между США и их западноевропейскими союзниками. Вместо того чтобы броситься в объятия Кремля и повиниться за поддержку Украины, страны Старого Света упорно продляют антироссийские санкции и продолжают нудно требовать соблюдения Минских соглашений. Особо убедительное доказательство внешнеполитических «успехов» Владимира Путина – то, что Финляндия и Швеция, две страны, которые буквально зубами держались за свой нейтралитет в прошлую «холодную войну», теперь ищут безопасности в сотрудничестве с НАТО. В 2017-м состоялись крупнейшие маневры на шведской территории, в ходе которых высадился американский десант. Что до многократно обещанного «поворота на восток», то он происходит в основном на уровне деклараций.

Таким образом, события 2017-го убедительно продемонстрировали блеск и нищету милитаризма как главного внешнеполитического инструмента. С помощью военной силы можно, конечно, на короткий срок напугать партнеров, однако серьезно улучшить свое положение невозможно. В ходе своей пресс-конференции Путин в сердцах признал, что Россия отнесена Западом к числу изгоев. И это главный итог года

Александр Гольц

Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны. При этом нельзя не признать, что сирийская операция продемонстрировала новые качества российской армии, полученные в результате сердюковских реформ, плоды которых Сергей Шойгу существенно преумножил. Речь прежде всего о способности к быстрому развертыванию. Группировка Вооруженных сил РФ появилась на Ближнем Востоке буквально в считаные дни. К тому же российские военные смогли максимально использовать те преимущества, которые определялись спецификой этого театра военных действий. В первую очередь тем, что у противника не было вовсе средств ПВО. В этих условиях удалось уйти от необходимости широкомасштабной наземной операции. Разработчики операции сконцентрировались на организации массированных ударов с воздуха. При этом в условиях многолетней гражданской войны в стране практически не осталось объективных источников информации, которые были бы признаны международным сообществом. И это позволило Москве бомбить все что угодно, презрительно отмахиваясь от любых обвинений в гибели тысяч мирных жителей.

При этом Россия участвовала и в наземных операциях. Сейчас Москва уже открыто признает, что во всех подразделениях сирийской армии действовали оперативные группы российских советников, которые брали командование на себя. То же самое можно сказать и о центральных органах военного управления Сирии, где отечественные военные и планировали боевые действия, и руководили ими. Наконец, в самых важных боях решающую роль играли наемники из «группы Вагнера». В результате, мало того, что российское Минобороны регулярно рапортовало об освобожденных от террористов территориях, оно получило формальную возможность не сообщать о потерях, которые, конечно же, превышали официально признаваемые – погибшие не проходили официально по спискам военного ведомства.

Может показаться, что Кремлю удалось реализовать голубую мечту каждого автократа – провести «маленькую победоносную войну». Которую при этом можно начинать и заканчивать по собственной прихоти. Однако в действительности салюты по поводу сирийской победы устраиваются над развалинами. Речь не только о том, в руинах лежат города этой ближневосточной страны. В руинах – российская внешняя политика. Уместно напомнить: вступление российской военной группировки в сирийскую войну осенью 2015 года неслучайно совпало с речью Владимира Путина на Генассамблее ООН. Его тогдашние призывы к созданию всемирной антитеррористической коалиции были попыткой выйти из жесткой международной изоляции, в которой Кремль оказался в результате аннексии Крыма и «секретной» войны на Донбассе. Вступление в новую войну было попыткой исключить повторение унижения, которое случилось с Путиным на саммите G-20 в австралийском Брисбене, когда никто из лидеров ведущих стран не пожелал сидеть с ним за одним столом.

Поначалу казалось, что уловка сработала: в Москву зачастили министры и премьеры стран Запада. Даже Обама – полный путинский антипод – был вынужден скрепя сердце встречаться с российским президентом. Ну, чтобы как минимум договориться об общих правилах поведения в сирийском небе для самолетов международной коалиции и российских пилотов. Однако чем дальше, тем яснее становилось – Путин и в сирийском вопросе останется Путиным. Кремль будет беспрестанно лгать, манипулировать, подтасовывать. Россия, к примеру, заблокировала резолюцию Совбеза о продолжении расследования о применении режимом Асада отравляющих веществ. При этом Москва сочла неприемлемыми выводы международных экспертов из Организации по запрещению химического оружия.

И теперь не проходит недели, чтобы представители Минобороны и МИДа не заявили, что уже после «нашей» победы (о том, что поддерживаемые США силы оппозиции взяли столицу террористов – Ракку, российские пропагандисты помалкивают) злокозненные американцы собирают уцелевших после бомбежек террористов, дабы пополнить ряды антиасадовской вооруженной оппозиции. Вместо ожидавшегося сотрудничества, которое, согласно планам Кремля, позволило бы «заиграть» необъявленную войну против Украины, операция в Сирии обернулась новой конфронтацией с Западом. Таким образом, даже победная война не помогла выйти из изоляции. Новая встреча G-20 (а это единственный международный формат, в рамках которого Путин еще сохраняет возможность контактировать с западными партнерами), проходившая во вьетнамском Дананге, обернулась новыми унижениями. Дональд Трамп, на которого в Москве возлагали большие надежды, не счел возможным встречаться с российским президентом.

Уже в первые недели его пребывания в Белом доме выяснилось, что никакой «большой сделки» между Москвой и Вашингтоном не предвидится. Напрасно думцы пили шампанское. Ставшие известными факты о попытках вмешательства российских «государственных структур» в американские выборы вызвали такую волну возмущения, привели к созданию сразу нескольких комиссий Конгресса и назначению специального прокурора. Расследование уже стоило карьеры нескольким ближайшим сотрудникам Трампа, замеченным в контактах с русскими. Все это сделало «токсичным» все, что исходит из Кремля. Сегодня в принципе исключена возможность сколько-нибудь серьезных российско-американских контактов. Вместо содержательных консультаций стороны обмениваются взаимными обвинениями. Это происходит, например, с обсуждением проблем, связанным с реализацией подписанного 30 лет назад Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Российский президент не реже раза в неделю рассказывает о том, что в развернутых коварными американцами пусковых установках системы ПРО в Румынии можно разместить крылатые ракеты «Томагавк». Обвинения сугубо надуманные. Непонятно, зачем к нескольким тысячам этих ракет, легально находящихся на кораблях 6-го флота, добавлять еще два десятка таких же ракет, тайком размещенных на суше. Взаимное доверие между двумя ведущими ядерными державами опустилось гораздо ниже нуля. Никаких перспектив улучшения этих отношений не предвидится. Более того, отечественные бизнесмены с ужасом ждут февраля следующего года, когда американские спецслужбы должны представить Конгрессу список олигархов, поддерживающих Путина. Если против фигурантов списка будут введены полномасштабные санкции, включающие арест активов и запрет использования американской финансовой системы (что означает запрет на использование большинства иностранных банков), это грозит катастрофой для держателей общака кооператива «Озеро».

Не помогает даже то, что сегодня обе страны столкнулись с общими угрозами безопасности. Самая главная неприятность 2017 года – в мире появилась новая ракетно-ядерная держава. Это – КНДР, с лидером, степень вменяемости которого неизвестна. Ким Чен Ын проигнорировал ультиматумы Вашингтона и решения Совета Безопасности ООН. Москва изо всех сил намекала на то, что пользуется особым влиянием на Пхеньян, однако тот не обратил ровно никакого внимания на российские увещевания. Не смог Кремль воспользоваться и тем, что на глазах реализуется давняя, еще советская мечта наших дипломатов – благодаря эскападам Трампа серьезно нарастают противоречия между США и их западноевропейскими союзниками. Вместо того чтобы броситься в объятия Кремля и повиниться за поддержку Украины, страны Старого Света упорно продляют антироссийские санкции и продолжают нудно требовать соблюдения Минских соглашений. Особо убедительное доказательство внешнеполитических «успехов» Владимира Путина – то, что Финляндия и Швеция, две страны, которые буквально зубами держались за свой нейтралитет в прошлую «холодную войну», теперь ищут безопасности в сотрудничестве с НАТО. В 2017-м состоялись крупнейшие маневры на шведской территории, в ходе которых высадился американский десант. Что до многократно обещанного «поворота на восток», то он происходит в основном на уровне деклараций.

Таким образом, события 2017-го убедительно продемонстрировали блеск и нищету милитаризма как главного внешнеполитического инструмента. С помощью военной силы можно, конечно, на короткий срок напугать партнеров, однако серьезно улучшить свое положение невозможно. В ходе своей пресс-конференции Путин в сердцах признал, что Россия отнесена Западом к числу изгоев. И это главный итог года.

Фото: Сирия. Латакия. Многофункциональные бомбардировщики Су-34 перед вылетом с авиабазы Хмеймим в пункты постоянного базирования на территории России. Снимок с видео. Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС













  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».