Окно в Париж с видом на Тегеран
10 ЯНВАРЯ 2018, АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО

ТАСС

Я почти никогда не храню своих блокнотов, потому что давно поняла сиюминутность любых, даже самых драгоценных некогда записей. Но этот «блокнот», вернее пару его «страниц», сохранила. Во-первых, это моё ноу-хау на случай, если секьюрити сразу на входе требует сдать на хранение сумку со всей необходимой записывающей и фотографирующей техникой, а во-вторых, с помощью этой реликвии хотелось бы оставить вещественную память о знаменательном событии. Ведь оно в некоторой степени есть ключ к разгадке важной тайны: почему мы, россияне, как бы не совсем от мира сего? В данном контексте под словом «сей» яподразумеваю тот мир, где добро борется со злом, «свобода с несвободой», милосердие с жестокостью, справедливость с несправедливостью — и все это в конечном итоге ради человеческого достоинства и будущего своих детей. Главное же: почему нам по большому счёту все эти антитезы вообще «по барабану»?

Итак, из Парижа, вернее, из его пригорода Таверни с митинга иранской оппозиции в изгнании под эгидой Национального совета сопротивления Ирана (НССИ), вместо банальных блокнотов, исписанных моими каракулями, тогда, летом 2010 года, я привезла несколько странных папирусов, а точнее, кусков картона. На этих картонках в течение пяти часов под палящим солнцем на одной из трибун гигантского стадиона, вместившего десятки тысяч противников тогдашнего режима Ахмадинежада, я записывала выступления лидеров иранской оппозиции и интервью с рядовыми участниками митинга. Они же, будучи моими соседями по трибуне, приносили мне, как птицы в клюве, эти большие картонки каждый раз, когда очередная картонная коробка с бесплатными бутербродами становилась пустой, и даже время от времени держали над моей головой зонтик от солнца. На зонтике по-английски было написано «Демократия с Мирьям Раджави».

В 1993 году эта женщина была избрана президентом Ирана в изгнании, она довольно популярна среди иранских оппозиционеров-радикалов. Справедливости ради надо сказать, что у этой организации весьма противоречивая история. В 1960-х годах ее сформировали студенты, стремившиеся противостоять чрезмерному влиянию США и их союзников в шахском Иране. Западные СМИ в дальнейшем не раз писали о некоей смеси марксизма и ислама в ее идеологии. Первоначально поддержав исламскую революцию, в 1997 году эта группировка была официально внесена Госдепартаментом США в список террористических организаций. Позднее Вашингтон неоднократно заявлял о ее связях с «Аль-Каедой». Однако после вторжения американских войск в Ирак «Моджахеддин-э Хальк» заключила с Америкой перемирие, и за океаном ее членов перестали считать террористами. В 2009 году ЕС также исключил эту группировку из списка террористических. Действительно, как-то трудно увязываются в сознании понятие «терроризм» и декларируемая Мирьям Раджави приверженность принципам демократии, уважения прав человека, равноправия женщин, мира и дружбы со всеми народами, включая Государство Израиль.

Не удивительно поэтому, что только по подозрению в причастности к этой организации в Иране были казнены и брошены в тюрьмы сотни тысяч противников действующего режима.

…Немолодой мужчина по имени Ками в конце семидесятых изучал в тегеранском университете международное право. Сразу после революции 1979 года эмигрировал в Германию. С тех пор всеми доступными для оппозиционера в изгнании методами борется с «режимом мулл» за установление на его родине свободного и демократического строя.

Тогда же уехал из страны его товарищ Аши, инженер по образованию. Покуда шёл митинг, к ним подходили соотечественники, живущие во Франции, в Англии, в Швеции… Я видела, как, обнявшись, плачут уже немолодые мужчины. Им было, по ком плакать…

Ками рассказывал мне, какие немыслимые пытки применяются к умирающим от жажды, голода и духоты оппозиционерам в переполненных тюрьмах Ирана. Как под тюремные камеры переоборудованы подвалы многих домов, потому что тюрем «катастрофически» не хватает: всех, кто борется с ненавистным режимом, в буквальном смысле «не перевешаешь».

Я спросила Ками о том, что для меня было тогда и остается сейчас, в январе 2018 года, когда я снова слышу новости из непокорного Ирана, загадкой: почему люди не боятся открыто протестовать? Хотя они прекрасно понимают, что за этот протест заплатят жизнью или в лучшем (?) случае попадут на многие годы в кошмар застенков, откуда если когда-нибудь и выйдут, то беззубыми, немощными стариками. Так почему же они идут на это по сути самоубийство? Им что, как у нас в России говорят, жить надоело?

«Им надоело жить, не уважая себя, — ответил мне человек, — и ещё они знают, что бесплатно свобода не раздаётся. Но люди платить готовы…» «Но ведь Иран так отсюда далеко и вряд ли при нынешних условиях “звукопроницаем”», — выразила я свои сомнения в эффективности этой хотя и мощной, но оторванной от места действия акции.

«Они нас всё равно слышат», — ответили мне…

Звучала Марсельеза, и как-то совершенно органично с этим гимном свободе человеческого духа на всех трибунах развевались сиреневые флаги с изображением золотого льва на фоне солнца, символизирующего будущий, непременно когда-нибудь свободный Иран.

ТАСС

К сожалению,послесловие у этой истории вышло совсем из другой оперы, точнее, из другого кино. Кино же это, причём совершенно гениальное, называлось «Окно в Париж». Попытайтесь представить, заставив своё воображение работать на пределе возможностей, как среди тысяч этих счастливых и одухотворённых лиц, олицетворяющих собой пусть иллюзорную, но неизбежность победы добра над злом, появляется Горохов и компания, которых в фильме Юрия Мамина играли блистательные Нина Усатова и Виктор Михайлов. Только гороховых этих на стадионе было не двое, а набиралось (откуда только взялись?) несколько десятков. Какое они имели отношение к иранской оппозиции в изгнании — вопрос. Просто, вероятно, ввиду распространённости вида проникновение его представителей в массовое скопление неважно по какому поводу собравшихся людей было неизбежным. Гримаса закона больших чисел, должно быть.

Наши люди, деловито пробираясь сквозь заполненные ликующим народом трибуны, всё, что попадало им под руку, извините, «тырили». У кого-то из этого десанта в обеих руках были пластиковые упаковки с колой — по двадцать в каждой, у других — большие коробки с бутербродами, у третьих — охапки бесплатных зонтов, заботливо разложенных организаторами на трибунах, соломенные шляпы по десяток на брата и т.д.

Гуськом-гуськом товарищи тянулись к выходу, с гордым видом минуя несколько обескураженных стражей исламской секьюрити. Догоняю и задаю нескромный вопрос:

- Уважаемые соотечественники, как вы относитесь к режиму мулл?

- Чё-чё?..

- Понятно. Второй вопрос: зачем вам такое количество бутербродов? Ведь уже завтра этот «сухой паёк» высохнет и испортится.

- Высохнет — выбросим. Не ваша забота.

Факт: забота была не моя, вот только «папирусу» со дна этих коробок с бутербродами уж точно не суждено было стать страницами моего «блокнота»...


Фото: 1. Siavosh Hosseini/Zuma\TASS
2. Gregorio Borgia/AP/TASS













  • Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.

  • "Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.

  • Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.
В СМИ
9 ФЕВРАЛЯ 2021
"Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.
В блогах
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.
Сомнительные диагнозы, примитивные рецепты
28 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сначала планировалось онлайн выступление главного начальника в рамках виртуального форума «Давосская повестка дня 2021», а потом — обыски и аресты. Но потом решили совместить. Как ни крути, борьба с крамолой для российской власти куда актуальнее. В результате обещанное президентским толмачом «объемное и интересное» выступление Путина, наложившись на репрессии, стало куда объемнее и интереснее, нежели первоначально планировалось. Следует признать, что факт приглашения главы российского государства выступить в рамках Давосского форума — большой успех Кремля.
Прямая речь
28 ЯНВАРЯ 2021
Алексей Макаркин: Реальный сектор адаптируется к национальным государствам, а новая экономика перестраивает их в соответствии со своими стандартами. И Россия оказалась в авангарде тех, кто требует это ограничить.
В СМИ
28 ЯНВАРЯ 2021
МК: Напуганная аудитория, казалось, была вправе ожидать готовых рецептов, следование которым позволит предотвратить глобальную катастрофу, но их у российского президента, увы, не нашлось.
В блогах
28 ЯНВАРЯ 2021
Boris Zeitlin: Припугнув Давос концом цивилизации, Х-ло приказало выпилить Навальному дверь
Вперед, в прошлое… В холодную войну
27 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В мае 1977 года, больше сорока лет назад, в Женеве проходила встреча глав внешнеполитических ведомств США и СССР. По завершении которой госсекретарь Сайрус Вэнс сообщил журналистам, что сторонам удалось существенно сузить сферу разногласий. А вот советский министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко с обычной кислой миной на лице поведал, что основные различия в подходах сохраняются и что США продолжают свои попытки добиться односторонних преимуществ. После чего репортерам оставалось лишь гадать, провели ли советский министр и американский госсекретарь последние три дня на одной и той же встрече.
Прямая речь
27 ЯНВАРЯ 2021
Константин фон Эггерт: Не следует ожидать каких-либо резких антикремлёвских действий со стороны Вашингтона, только периодической резкой риторики, не более.