В оппозиции
21 апреля 2021 г.
Полицейский реванш и его последствия



Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать».

На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков. По понятиям путинского окружения, это был акт глубочайшего унижения. Причем не только конкретного министра, но и для Кремля в целом. Ведь построенная им правоохранительная система не может ошибаться (НКВД, как известно, не ошибается). Ответка последовала мгновенно.

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.

Правоохранители ответили по полной. Хватали всех без разбора. Некоторых били всерьез. Из 1500-2000 участников, по данным ОВД Инфо, были задержаны больше полутысячи человек. Сигнал совершенно очевиден. Общественности дали понять: то, что вам удалось выцарапать Голунова, — лишь стечение неприятных для нас, силовиков, обстоятельств, никаких послаблений не ждите. Не отпустим никого. Кремль убежден, что произвол под прикрытием судебных постановлений остается эффективным способом управления страной. Так будет и впредь.

Скорее, наоборот, теперь Путин будет еще больше завинчивать гайки. До полного срыва резьбы. После полицейского погрома, произошедшего 12 июня, такой срыв представляется совершенно неизбежным. Полицейские дубинки — отличный инструмент для запугивания, то бишь для поддержания того, что Кремль именует «стабильностью». Только вот ими не выколотишь растущее раздражение многих тысяч людей (что фиксируется неподконтрольными социологами). Стало быть, не за горами момент, когда это раздражение очевидной несправедливостью, пропитавшей все поры путинского государства, обернется протестом, против которого не поможет никакая нацгвардия.  Делая ставку на запугивание, на репрессии, Кремль закрывает для себя возможность стравить давление в котле. Лазейка, которую оставляют — а именно: возможность кулуарных переговоров с властью, когда несправедливость очевидна, — вряд ли сможет кого-то удовлетворить в условиях всеобщего кризиса.

В то же время никуда не уйти от того, что марш 12 июня в очередной раз выявил главную проблему отечественной оппозиции — органическую неспособность договариваться по вопросам тактики. Для коренных изменений в стране неспособность верхов управлять, а низов — жить по-старому должны быть дополнены наличием в стране авторитетной политической силы, способной выдвинуть лозунги, которые разделялись бы существенной частью населения.



Возможно, что таковыми могут стать требования прекратить полицейский произвол, от которого сегодня страдают все слои российского общества. При этом актуальным может быть требование пересмотра не только пресловутой 228-й «наркотической» статьи УК, но и всего комплекса принятых в последние годы законов, которые фактически ликвидируют конституционную свободу собраний и шествий. Речь идет и о законах, и об устоявшейся практике, когда суды, как в случае с «наркотической» статьей, автоматически принимают на веру любые глупости, написанные в полицейских протоколах, вроде обвинения в выкрикивании «антиправительственных лозунгов» и препятствовании движению пешеходов.

Не исключаю, что борьба за отмену этих репрессивных статей и репрессивной практики сможет объединить разные оппозиционные силы, так, как в конце 80-х оппозиция объединилась в борьбе за отмену пресловутой 6-й статьи советской конституции…


Фото: 1-2. Россия. Санкт-Петербург. Участники акции в поддержку журналиста И. Голунова. 11 июня МВД России приняло решение прекратить уголовное дело в отношении журналиста интернет-издания "Медуза" Ивана Голунова, обвиняемого в покушении на сбыт наркотиков, в связи с недоказанностью его причастности к преступлению. Петр Ковалев/ТАСС














  • Леонид Гозман: Это атака не просто на журналистику, а на образованную молодёжь вообще. Фактически власти признают, что активные и образованные молодые люди – их враги.

  • Медуза: Ученые со всего мира выступили в поддержку сотрудников российского студенческого издания Doxa, обвиненных в вовлечении подростков в совершение противоправных действий.

  • Catherina Gordeeva: Наблюдать, как взрослые трусливые люди некрасиво и подло закрывают молодым ребятам рты и ломают жизнь — очень стыдно. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Преследование DOXA – это запрет будущего
16 АПРЕЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Скопинскому маньяку Мохову можно пользоваться интернетом, гулять, тусить в кафе, общаться с прессой. А журналистам студенческого журнала DOXA ничего этого делать нельзя. Так решил суд. Суд в данном случае просто оформил юридически ценностную структуру путинизма: маньяк – социально близкий, студенты и журналисты – опасные враги.  Редакторам журнала DOXA Владимиру Метелкину, Алле Гутниковой, Армену Арамяну и Наталье Тышкевич предъявили обвинения по ч. 2 ст. 151.2 УК РФ («склонение или иное вовлечение несовершеннолетнего в совершение противоправных действий»). 
Прямая речь
16 АПРЕЛЯ 2021
Леонид Гозман: Это атака не просто на журналистику, а на образованную молодёжь вообще. Фактически власти признают, что активные и образованные молодые люди – их враги.
В СМИ
16 АПРЕЛЯ 2021
Медуза: Ученые со всего мира выступили в поддержку сотрудников российского студенческого издания Doxa, обвиненных в вовлечении подростков в совершение противоправных действий.
В блогах
16 АПРЕЛЯ 2021
Catherina Gordeeva: Наблюдать, как взрослые трусливые люди некрасиво и подло закрывают молодым ребятам рты и ломают жизнь — очень стыдно. 
Российская власть берет заложников просто из подлости
30 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник директор ФБК Иван Жданов, ныне находящийся за пределами РФ, рассказал об уголовном деле против его шестидесятишестилетнего отца. В конце прошлой недели в доме Юрия Жданова в Ростове-на-Дону был произведен обыск, после которого его несколько часов допрашивали, потом закрыли на ночь в камере, а утром отвезли в суд и арестовали. Жданов-старший обвиняется в превышении должностных полномочий. Летом 2019 года он якобы незаконно выделил квартиру по договору социального найма. Вот, что об этом деле рассказывает его сын...
Прямая речь
30 МАРТА 2021
Николай Сванидзе: Теперь, начиная с оппозиционных активистов, начинается широкая зачистка общественного пространства. Все активисты рискуют не только собой, но и своими семьями. 
В СМИ
30 МАРТА 2021
Коммерсант: По словам директора ФБК, его отцу «не первый раз придумывают какое-то дело». Проверки ФСБ, МВД, СКР начались с 2016 года, когда Иван Жданов пошел на выборы...
В блогах
30 МАРТА 2021
Иван Жданов: Даже ростовский адвокат был в шоке, до последнего не верил, что за такое могут дать СИЗО и наверняка считал меня идиотом, когда я всё понял...
Как «Яблоко» поддержало Явлинского и осудило «невнятный» протест
13 ФЕВРАЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Бюро партии «Яблоко» на своем закрытом заседании поддержало статью Григория Явлинского, а также выразило негодование по поводу «травли, злобы и агрессии, развернувшихся в публичном пространстве в отношении Г.А. Явлинского и партии «Яблоко». Надо отметить, что тут бюро партии «Яблоко» изменило чувство русского языка. Поскольку слово «травля» является однокоренным со словом «отравление», каковое действие было предпринято отнюдь не в отношении Г.А. Явлинского и, тем более, не в отношении партии «Яблоко», а в отношении совершенно другого человека, который и был как раз объектом критики и обвинений в статье Явлинского.
Прямая речь
13 ФЕВРАЛЯ 2021
Сергей Пархоменко: Это не раскол внутри оппозиции, а истошные попытки конкретного политика, Григория Явлинского, остаться на плаву, напомнить о себе и сохранить за собой какое-то влияние.