В оппозиции
21 ноября 2019 г.
Выборы – выборами, а репрессии по расписанию
10 СЕНТЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

EPA/TASS

Итак, силовики призывают не расслабляться. Минувшей ночью они вломились с обысками к главам и некоторым членам региональных штабов ФБК. Пока спецоперацией охвачено пять городов – обыски прошли в Саранске, Самаре, Челябинске, Уфе и Перми. Следственные действия проводятся в рамках уголовного дела об «отмывании денег». Суть его в том, что по версии Следственного комитета сотрудники ФБК в течение трех лет получали «черный нал» в разнообразных валютах, а после через банкоматы загружали деньги на личные счета и таким образом их легализовывали. Алексей Навальный и все его сотрудники  свою вину полностью отрицают. Обвинения конкретным людям еще не предъявлены, и арестованных по этому делу пока нет.

Очередное экономическое дело против Алексея Навального было заведено третьего августа, и оно вполне органично вписывается в тот набор репрессий, который силовики обрушили на участников и вдохновителей уличных протестных акций, что прошли в столице минувшим летом в связи с недопуском независимых кандидатов на выборы в МГД. Таким образом, Алексей Навальный, отсидевший совсем недавно месяц в спецприемнике, теперь имеет шанс стать фигурантом сразу двух уголовных дел, рожденных в ответ на уличные акции. В деле о «массовых беспорядках», где подозреваемые уже есть, он вместе с другими лидерами новой московской волны вполне может претендовать на роль «организатора». Или – «одного из организаторов». Кстати, 10 сентября именно в рамках этого дела на допрос в СКР вызвана гендиректор телекомпании «Дождь» Наталья Синдеева. Надо сказать, что «Дождь» наиболее полно и подробно освещал московские демонстрации, а корреспонденты телекомпании за последние три месяца не раз задерживались силовиками вместе с другими гражданами.

Многие эксперты весь многоплановый сюжет про московские выборы 2019 года склонны разделять на составляющие части. Дескать, одно дело зачистка электоральной поляны разнообразными политтехнологическими способами и совсем другое – неадекватно жесткая реакция на попытки людей на улице отстаивать свои конституционные права. Мне же представляется, что в тот самый момент, когда стало понятно, что нынче уличный протест может стать действительно массовым, а его весьма существенную часть составляет молодежь, администрация президента перехватила у мэрии все рычаги управления процессом реагирования и далее вела кампанию по своему усмотрению. «На том, чтобы в день голосования не допускать ковровых фальсификаций, настояли именно в Кремле, — рассказал обозревателю «ЕЖа» политолог, вхожий в разные высокие кабинеты, — изначально мэрия была настроена крайне жестко и приводила кучу аргументов, почему нельзя допустить даже иллюзорной победы оппозиции. Главным был — зачем нам раскручивать Навального? Однако в АП с такой постановкой вопроса не согласились и настояли на том, чтобы не запускать фальсификационный станок на полную мощь, если не будет прямой угрозы промэрскому большинству. Поэтому на голосовании все обошлось малой кровью».

Но если в случае с выборами власть пытается не вести себя излишне агрессивно, то когда речь заходит об уличных протестах, любые тормоза отключаются… По всей видимости, силовым генералам и администраторам удалось убедить верховного правителя, что, несмотря на все имиджевые издержки (а сцены жестоких разгонов мирных московских акций показали все мировые ведущие телеканалы), уличный протест необходимо давить максимально жестко, чтобы не упустить момент, когда ситуация выйдет из-под контроля. Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что, хотя повод вроде бы себя изжил – выборы благополучно состоялись, силовое давление на оппозицию не снижается. Отсюда и очередные обыски, и вызовы на допросы в СКР.   

Фото: 08.09.2019. Russian opposition candidate Alexei Navalny (C) speaks to reporters after voting in the Moscow City Duma elections in Moscow, Russia, 08 September 2019. The Moscow municipal elections have been dogged by controversy after several opposition candidates were barred from standing in the city elections. EPA/YURI KOCHETKOV/TASS 












  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...