Итоги года
22 апреля 2021 г.
Год рассерженных людей
3 ЯНВАРЯ 2020, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

 

2019 год стал годом рассерженных людей, выражавших свой гнев разными способами. Людей, не вписавшихся в глобальный мир или ощущающих себя на его глубокой периферии, обладающих невысоким социальным капиталом и не доверяющих политическим элитам и мейнстримным медиа.

В Великобритании это были выборы. Рассерженные люди голосовали за «Брэксит» вопреки мнению лондонских интеллектуалов, выступавших за сохранение членства страны в объединенной Европе. Если взглянуть на электоральную карту Англии (без Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии), то она почти вся синяя — в цветах консерваторов, которые перехватили лозунги «брэкситеров». И это при том, что разрыв между голосовавшими за них и лейбористов велик (11 процентных пунктов), но не разгромно. А если суммировать голоса тех, кто поддержал партии, выступавшие против скорейшего выхода из ЕС, то их даже больше, чем у консерваторов. Если вглядеться в карту внимательнее, то становится видно, что наиболее многонаселенные агломерации – включая, разумеется, и Лондон — закрашены в основном в красный цвет, обозначающий лейбористов, выступавших за повторный референдум.

И все же провинциальная Англия победила. В начале в мае она проголосовала на европейских выборах за новый проект Фараджа — отвязанную партию «Брэксит», созданную с единственной целью — подтолкнуть процесс выхода. Эти люди не ходили на большие проевропейские демонстрации, не присоединялись к петициям, собиравшим миллионы подписей. Но когда на европейских выборах партия Фараджа получила 30%, а консерваторы не дотянули даже до 9%, это сокрушило Терезу Мэй, пытавшуюся найти компромиссы и неспособную обеспечить «Брэксит». Именно протестные провинциалы привели к власти эпатажного Бориса Джонсона, который поклялся в кратчайший период завершить «Брэксит» и выполнил свое обещание.

В США выборов не было — поэтому шла борьба рейтингов перед президентской кампанией-2020. Рассерженные провинциалы продолжали поддерживать Дональда Трампа во что бы то ни стало. Дебаты об импичменте не поколебали американских трампистов, составивших большинство электората республиканской партии. И системные политики-республиканцы, многие из которых недовольны Трампом, вынуждены поддерживать его из опасения быть сметенными избирателями еще на этапе праймериз перед ближайшими выборами. Кадровая чехарда (достаточно сказать, что у Трампа уже четвертый помощник по национальной безопасности и что уволен уважаемый в истеблишменте министр обороны Мэттис) никак не влияет на настроения трампистов. Для них их кумир противостоит нелюбимому ими политическому классу, а то, что с ним не сработался Мэттис, то это проблема бывшего министра.

К концу года Трамп в дополнение к привычным инвективам в адрес основных телеканалов стал критиковать и любимый им до этого консервативный Fox, сочтя его недостаточно трампистским — и его электорат не имел ничего против этого. Да, трамписты смотрят Fox, но они подспудно считают его слишком элитарным и больше доверяют консервативным местным каналам и сайтам, где ненавистные им элитарии и высоколобые комментаторы не получают слова, зато в массовых количествах присутствуют конспирологи, твердящие о мировом заговоре. И чем левее будут американские демократы, тем больше провинциалов будет переходить к Трампу.

Во Франции общенациональных выборов до 2022 года не ожидается, поэтому основные события разворачиваются на улицах. Эммануэль Макрон в начале года с трудом отбился от «желтых жилетов» — провинциальных работяг, протестовавших против нового налога, который должен был помочь экологии, но ухудшить их и без того незавидное материальное положение. У них нет денег на новые, более экологичные автомобили, а отказаться от личного транспорта они не могут по разным причинам (кто-то едет на работу в соседний город, куда редко ходят поезда или автобусы, для кого-то работа заключается в развозке товаров по округе). А в конце года, проводя пенсионную реформу, столкнулся с новыми акциями протеста, причем более широкими по своему составу, так как затронуто еще больше интересов. Это можно было предсказать еще в 2017 году, когда около трети французов во втором туре президентских выборов проголосовали за Марин Ле Пен, критикуемую всеми ведущими телеканалами.

Примеров можно привести много — хотя бы еще Италию, где с трудом удалось сколотить новую правительственную коалицию, не допустившую к власти лидера «Лиги» Маттео Сальвини, борца с миграцией, симпатизанта России и любимца рассерженных людей. Но коалиция слаба и раздираема внутренними противоречиями, а Сальвини в оппозиции ждет следующих выборов, забирая большую часть электората, ранее голосовавшего за эксцентричного, но все же системного Сильвио Берлускони. В стране появилось движение «сардин», направленное против Сальвини — так это движение назвали потому, что на первом же митинге в Риме людей собралось так много, «как сардин в банке». Но это люди крупных городов, а в провинции митинги куда менее многолюдны, зато на выборах там голосуют за Сальвини, который, будучи главой МВД, не пускал чужаков в страну.

Разумеется, элиты стремятся противостоять экспансии внесистемных политиков. Способы есть разные — от перехвата повестки (Великобритания) до активного продвижения собственной (Грета Тунберг). Но немедленной панацеи нет — главное, что нет представления о том, как вовлечь раздраженных людей в глобальный мир, где им все чуждо — и деиндустриализация, и экологические приоритеты, и новые представления о морали. Рассерженные люди традиционно ощущали себя большинством, основой общества, хранителями общественной нормы (можно вспомнить, как Никсон в бурном 1968 году апеллировал к молчаливому большинству — и победил своих оппонентов). Теперь же они все больше ощущают себя изгоями и меньшинством, что приводит к сильнейшей фрустрации. Коалиция разных меньшинств, становящаяся большинством, раздражает в самых разных проявлениях — от все большего количества мигрантов на улицах (пусть даже статистика и говорит о преувеличенности страхов — люди судят эмпирически, а не экспертно) и до пресловутых «родителя номер один» и «родителя номер два» в официальных документах.

А что же Россия? С одной стороны, российская власть смотрит на ослабление Запада с явным удовольствием. Тем более что рассерженные люди в Европе предпочитают силу компромиссам и видят во Владимире Путина борца с той самой системой, которую они отвергают. С другой стороны, пока в России с удовольствием наблюдали за «желтыми жилетами» и проблемами Евросоюза, феномен рассерженных людей становится все более актуальным для нее самой. В стране с 2014 года нет уверенного, заметного населению роста экономики — рецессия сменилась стагнацией, при которой даже двухпроцентный рост является пока труднодостижимым ориентиром (а люди почувствуют только рост в 3–4%). Если в 2014–2016 годах недовольство полностью компенсировали крымский фактор и связанное с ним ощущение осажденной крепости, то уже в 2017-м социологи фиксировали снижение ценности стабильности и рост запроса на перемены. Повышение пенсионного возраста стало триггером для десакрализации власти.

В результате опросы показывают, что раздраженные люди куда с большим интересом и сочувствием присматривались в нынешнем году к московским протестам, чем это было бы пару лет назад. И сделать виновными во всех проблемах внешних и внутренних врагов становится все сложнее — как это происходило и в позднесоветское время. Другое дело, что в России нет новых харизматичных правых популистов, так как они появляются на отрицании мейнстримного либерализма (как Жириновский в начале 1990-х), а сейчас в российских условиях либерализм не в мейстриме. Да и тема большинства, перестающего ощущать себя таковым, не для сегодняшних российских реалий (но, может быть, для послезавтрашних). Но, в любом случае, жизнь быстро меняется — и на «остров стабильности» по сравнению с бушующим европейским морем Россия похожа все меньше.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий

Фото: Vudi Xhymshiti/ AP/TASS












  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • 2020 в фотографиях СМИ: главные фотографии 2020 года по версии редакций «Медузы», «Дождя», «Коммерсанта»

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Со мной все ясно
9 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично. Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем. В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0»
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.